В нашу «мальчиковую» детскую туристическую программу в российской столице заранее было включено посещение танкового музея в Кубинке. (Первый раз в Москве: Эпизод 1).

Когда-то давно мы — родители, там уже побывали. И думали, что двум мальчикам двенадцати и девяти лет, интересующимся техникой и историей, будет важно побывать в самом большом в мире танковом музее — в России.

В Кубинке собрана бронетехника со всего мира и часто только там, в единственном экземпляре, можно увидеть редчайшие образцы боевых машин.

После первых двух дней, проведенных в Москве, мальчики по достоинству оценили российский масштаб. И уже понимали, что если речь идет о большом музее — значит, там ждет нас что-то действительно грандиозное.

И вот, мы на месте. Добраться до Кубинки и места экспозиции все-таки дело не пятиминутное. Больше часа от Москвы, плюс обратная дорога — это целый день. Но посетителей много.

Были и иностранцы — кто с переводчиками, кто сам по себе. Японский турист долго и детально снимал свои, японские машины. Каждый находит для себя важное.

Честно говоря, я ехала туда только из солидарности с мужской частью семьи и желания понаблюдать реакцию мальчиков. Но неожиданно и для меня, человека очень далекого от увлечения военными машинами, поездка в подмосковную Кубинку стала одним из самых запоминающихся эпизодов наших московских каникул.

Потрясли меня в первую очередь посетители музея. Это семьи с детьми, большие компании, одиночные туристы. Оказалось, что наблюдать за людьми лично мне было гораздо увлекательнее, чем читать технические характеристики боевых машин.

Очень трогательно было слышать: «Таня, посмотри, немцы с какой техникой на нас пошли! А у нас ведь тогда и близко таких машин не было!». А в ответ, реплика от другой семьи рядом: «А к нам с чем ни приди, от любого отобьемся!»

Очень быстро завязывались беседы о событиях прошедшей войны — удивительно, как хорошо люди помнят историю, с какой гордостью говорят о подвиге страны. Родители терпеливо объясняют детям про Курскую битву и Сталинград.

Многие, и правда, большие спецы в танковых моделях: даже без объяснительных табличек называют технические характеристики. Очень удивила молодая мама лет тридцати, правильно назвавшая своей малышке в розово-сиреневых одежках тип орудия-самоходки.

Не зря, совсем не зря историческому парку, куда теперь входит и танковый музей Кубинки, дали название «Патриот».

Если попробовать коротко описать эмоции и чувства, возникшие при походе по ангарам, наполненным танками различных модификаций — это гордость за страну и людей, которые выстояли против страшного врага, оснащенного сильнейшим на то время оружием.

Шла кампания молодых людей и я услышала, что они обсуждали снаряжение современных армий и сошлись на том, что и сейчас, возможно, во многом лучшая техника у немцев. Но заметили, что от этого зависит не всё, и не только в оружии дело.

Не забуду и молодого отца, который фотографировался с сыном у легендарного немецкого «Мауса» — самого большого в мире танка. Малыш сидел у отца на плечах и позировал: опустил оба больших пальца вниз в знак неодобрения и осуждения и потом спросил: «Папа, фашистский танк — это же плохо, правда?»

И отец ему сказал — да, конечно, танк был против русских людей придуман, и это плохая немецкая машина.

Из разговоров с работниками музея узнали, что часть экспонатов теперь можно увидеть в парке «Патриот» и что там теперь тоже очень интересно.

Это подтвердил и один из посетителей, который пешком(!) преодолел за день больше 20 км, чтобы побывать в обоих комплексах.

Отсутствие части техники для меня стало возможностью открытия еще одной военной темы — самой главной, человеческой. В одном из ангаров, возможно, чтобы временно заполнить пустоты, на обыкновенных листочках формата А4 разместили жизненные истории женщин, членов танковых экипажей.

Читала, и для меня это было потрясение, до слез. От захвативших переживаний даже не подумала о том, чтобы сфотографировать эту вереницу судеб, как будто обожгло в тот момент.

Вот уже и время прошло, уже и путешествие закончилось, а в голове крутятся эти истории женщин-героинь. И их судьбы, такие тяжелые, военные.

Наверное, из-за фамилии — Октябрьская — особенно запомнилась история женщины, муж которой погиб в первые дни войны, а ее на фронт не брали. Она продала все свое имущество и купила для фронта танк. Написала Сталину, о своей просьбе быть в экипаже этого танка. Получила от него ответную телеграмму с приветом и разрешением на обучение в танковой школе.

На танке в присутствии Октябрьской рабочие написали «Боевая Подруга». Сама Октябрьская воевала недолго, попав под шквальный обстрел, бросилась ремонтировать подбитую машину, была тяжело ранена, в госпитале скончалась. Ее поступок стал примером для многих советских женщин — собирали деньги, покупали танки и на них стояли тоже надписи «Боевая Подруга».

Там, на этих листочках, каждая история такая, что не забудешь. Очень важная и хорошая идея — вместе с техническими данными машин появились судьбы реальных людей.

Может, рассказы о тех кто был в кабине боевой машины, помогут сделать еще один шаг в жизни музея. И пусть эти листочки будут на разных языках — и о всех участниках тех страшных событий.

…Изучая экспонаты, услышали с улицы грохот выстрелов и вышли посмотреть: оказалось, меж ангарами работал местный «тир». В кавычках потому, что патроны предлагались холостые. Но все равно ребята с огромным интересом бабахнули из винтовки Мосина, а взрослые — пальнули из нагана.

А вот на следующий день мы посетили тир уже с настоящим боевым оружием, на Кутузовском. Впечатления были сильные. Но об этом, возможно, расскажу в другой раз.

В итоге, могу сказать, что музей в Кубинке нам запомнился и понравился. Мальчики сняли видеоролики, сделали десятки снимков, узнали много нового.

И ощутили самое главное — чувства русских людей, гордящихся своей родиной и хранящих память о героизме отцов и дедов.

Сайт Общегерманского координационного совета российских соотечественников «Русское поле»

No Tags

RELATED ARTICLES